Рабочий момент: шагающий город

0 0

Покидая родное место, чтобы обосноваться в новом, люди везут с собой самое главное. Одни едут налегке, желая начать с чистого листа. Другие собирают весь скарб, какой только могут унести. Жители Кируны, переезжая, решили взять с собой город. «Вокруг света» побывал в шведской Арктике и убедился, что без старого не бывает нового.

Рабочий момент: шагающий город

В черноту наклонного туннеля я и мой спутник Фредрик Бьёркенвалль погружаемся, медленно преодолевая метр за метром. Даже время, кажется, замирает: только фосфоресцирует за окнами дорожная разметка и шуршат под колесами джипа мелкие камешки.

Внезапно из темноты выплывают причудливые машины — массивные буровые установки. Они поблескивают гладкими боками, словно киты, дрейфуют мимо нас и исчезают. Фары джипа высвечивают на стене отметку: минус 450 метров. Мы в сердце горы Кирунавары.

Во глубине Лапландских руд

Одно из крупнейших в мире железорудных месторождений находится в Арктике, за полярным кругом. Добыча здесь не прекращается 365 дней в году. За сутки производят почти 75 000 тонн руды.

— Для шести Эйфелевых башен хватило бы, даже больше, — говорит Бьёркенвалль. Вот уже пятый год он работает в шведской горнодобывающей компании LKAB (LuossavaaraKiirunavaara Aktiebolag): отвечает в местном филиале за связи с общественностью. Любовь к шахте у Фредрика наследственная: его дед был бурильщиком.

Изнутри шахта напоминает скорее небольшого размера город. Здесь ловит Wi-Fi. Работают магазин спецодежды, столовая. В конференц-зале со встроенным кинотеатром крутят фильмы по истории горного дела.

— У нас тут свой микроклимат: +18 °C в любое время года. Такой оазис, — рассказывает Бьёркенвалль. — Даже если наверху мороз и метель, здесь все равно тепло…

Снег в этих широтах может идти рекордное количество месяцев: с конца августа по начало июня. Зимой температура иногда опускается до −40 °C.

Рабочий момент: шагающий город

Шведское месторождение — один из лидеров отрасли. На него приходится 90% всей добываемой в Европе руды. Продукцию по железной дороге доставляют в незамерзающий норвежский Нарвик и в шведский Лулео.

В последнее время дела у LKAB, по словам Фредрика, идут хорошо. В 2018-м чистая прибыль составила 492 млн евро (в пересчете с крон). Зарплаты на шахте высокие, даже без специальных знаний за месяц можно заработать около 4500 евро. Есть лишь одно но.

«Мы зарываемся все глубже и глубже в землю. Сейчас производство ведется на отметке 1365 метров, — поясняет Фредрик. — Жила залегает под углом в 60 градусов. Из-за этого при добыче возникают пустоты. Грунт проседает. Если Кируна не переедет, шахта просто ее проглотит».

Наперегонки с шахтой

Кируна — самый северный город Швеции. От него до Кирунавары всего пара километров. Когда в 1900 году поселение только основывали, первый директор-распорядитель LKAB Яльмар Лундбум счел это место удачным: горнякам не нужно было долго добираться на работу.

По иронии судьбы теперь из-за этого решения Кируна переезжает. На колеса встает весь его исторический центр. Десятки административных и культурных зданий снимаются со своих мест: пожарная часть, медпункт, радио станция, бывшая штаб-квартира Армии спасения. Их переносят на четыре километра восточнее.

Рабочий момент: шагающий город

Пример Кируны, несмотря на всю его необычность, далеко не первый в мире. Ровно столетие назад по тем же причинам — из-за железорудных разработок — перемещался город Хиббинг в Миннесоте. Тем не менее переезд Кируны, пожалуй, один из самых масштабных в современной истории. Свои дома покидают около 6000 человек, больше четверти местных жителей.

Рудник подступает к Кируне со скоростью 11 сантиметров в сутки, то есть 40 метров в год. Первые трещины на улицах появились еще в 2003-м. Если оставить все как есть, шахта «сожрет» город. Выход только один: собирать свои вещи и сниматься с места, превращаясь не то в гигантскую сороконожку, не то в «Шагающий город» Рона Херрона.

Эскиз с таким названием британец-футурист создал в 1964 году. Изобразил он при этом даже не город, а целую колонию «кочующих метрополисов», похожих на огромных майских жуков. Сверху — «надкрылья» солнечных батарей. Снизу — длинные стальные телескопические ноги, бодро переносящие города с места на место… Впрочем, от реальности архитектурная утопия Херрона ушла не так далеко.

«Кочевые» дома

— Пять километров в час. С такой скоростью отдельно взятый дом переезжает в новый центр, — говорит 41-летний Расмус Нурлинг. Хранитель местных памятников — мой чичероне по старой Кируне.

В шведскую Лапландию коренной стокгольмец перебрался весной 2018 года. По образованию Нурлинг — специалист по культурной географии: «Это почти как антропология, только с географическим уклоном». В Арктику он влюбился с первого взгляда на фьельды — бескрайнюю скандинавскую тундру. В Кируне Нурлинг занимается вопросами трансформации культурной среды.

— Одной из первых перевезли усадьбу Яльмара Лундбума. Затем инженерскую виллу и дома горнорабочих, — перечисляет Нурлинг. — Их разместили примерно в трех километрах к западу, у подножия Лососиной горы.

Рабочий момент: шагающий город

Изначально новый центр планировали строить именно там. Однако позднее проект пришлось пересмотреть. Корпорация LKAB сообщила, что под выбранным местом, вероятно, залегают большие запасы руды. Тогда Кируну было решено переносить на восток.

— Как же именно дом отправляется в путь? — спрашиваю я.

Перед глазами вновь возникают кочующие города Херрона: как они небольшими «стайками» бодро вышагивают, каждый на трех парах ног. Идут, пока не доберутся до подключения к электрическим и информационным сетям.

— Это непростая работа, — говорит Нурлинг. — Сперва здание обесточивают, отсоединяют от коммуникаций. Трубы, ведущие к нему, демонтируют. Затем вручную разбирают подвал и фундамент: над этим трудится целая команда. В образующиеся пустоты вставляют поддерживающие сваи. С помощью гидравлических прессов и стальных рельсов многотонное сооружение очень аккуратно, смещая всего на несколько сантиметров за раз, переносят на передвижную платформу трейлера.

После этого наступает «самый зрелищный», по мнению Нурлинга, этап: дом со скоростью пешехода отправляется в путь. Рядом идут наблюдатели и сотрудники технических служб. Иногда процессия растягивается на несколько кварталов, собирая сотни зрителей.

ПРОЕКТ
Кируна навсегда

Согласно проекту Kiruna 4-ever, создание «умного» города будет завершено к 2033 году. Сценарии развития Новой Кируны проработаны до 2100 года.

Энергообеспечение
Для отопления домов минимум четыре месяца в году будут использовать отработанное тепло из шахты. В 2,5 км от города запустят ветропарк почти из 100 генераторов. Освещение улиц, площадей и парков будут менять динамически в зависимости от погодных условий, времени года и активности населения в конкретные часы.

Транспорт
Будет сделан упор на автобусные перевозки. В городе также откроют специальный паркинг для снегоходов.

Водоснабжение
В черте города построят резервуары для сбора атмосферных осадков и грунтовых вод. Воду пустят на орошение зеленых зон.

Озеленение
Парковые зоны расположат так, чтобы расстояние до них от любого объекта жилой застройки не превышало трех кварталов.

Зоны отдыха
Общественные пространства концептуально разрабатывают минимум в двух вариантах: летнем и зимнем. В холодный период они будут приспособлены для ходьбы на лыжах, катания на собачьих упряжках и снегоходах, а в теплые месяцы — для велосипедных заездов и пробежек.

Церковь на колесах

Рассказывая про «кочевые» дома, Нурлинг ведет меня своим любимым маршрутом. Мимо уютной деревянной развалюхи, кафе «Сафари», с облупившимся оленем на фронтоне… Склада, где хранятся старинные карты Кируны… Двух стильных многоэтажек — творений известного британско-шведского архитектора Ральфа Эрскина. Расмус кивает им, как старым знакомцам, сожалея, что те «не переживут переезда».

Кируна — шагающий город

Рабочий момент: шагающий город

Десятки зданий Кируны переносят в новый центр: пожарную часть, медпункт, радиостанцию… Пять километров в час. С такой скоростью переезжает отдельно взятый дом

Рабочий момент: шагающий город

Рудник подступает к Кируне на 11 сантиметров в сутки, то есть на 40 метров в год. Первые трещины на улицах появились еще в 2003-м

Рабочий момент: шагающий город

Швеция, Кируна

Рабочий момент: шагающий город

Швеция, Кируна

Возле резной деревянной церкви, построенной более ста лет назад по проекту Густава Викмана, Нурлинг ненадолго останавливается:

— Наша гордость. По итогам народного голосования в 2001 году эта церковь была признана самым любимым у шведов зданием, построенным до 1950-го.

Своей формой пылающе-красный храм похож на коническую саамскую хижину, гоахти. Перевозить церковь собираются в 2025 году единым массивом, не разбирая ее на части. Детали проекта пока не разглашаются. Известно лишь, что сначала из храма предстоит извлечь всю церковную обстановку и утварь, а это несколько десятков объектов. Многие из них представляют историческую ценность, орган например.

По ком звонит колокол?

Рабочий момент: шагающий город

Выйдя из церкви, мы ненадолго останавливаемся возле часовни и небольшого колумбария в итальянском стиле.

— А что будет с ними? — я киваю на урны с прахом. Сквозь полукруглые окна часовни видно, как они белеют в полутьме.

— Здесь почти 3000 урн, некоторым более ста лет. Чтобы переместить прах, нужно согласие родственников умерших, — говорит Нурлинг. — Сейчас этих людей ищут. За минувшие годы многие успели уехать из Кируны, их разбросало по всей Швеции.

Еще сложнее обстоят дела с могилами, в том числе с захоронением основателя города и первого директора шахты Яльмара Лундбума. Он покоится неподалеку от часовни, под стелой из серого гранита.

— Сначала останки, скорее всего, заморозят, — объясняет Нурлинг, — затем переместят в виде огромной ледяной глыбы или даже нескольких. Вскрывать могилы предков в Швеции запрещено, а такой способ позволит не нарушать букву закона.

Впрочем, детали операции тоже пока неизвестны: прецедентов в стране до сих пор не было, поэтому технологию еще предстоит придумать.

Наша прогулка с Расмусом заканчивается на террасе отеля «Скандик феррум». Оттуда открывается потрясающий вид на Кирунавару: пепельные силуэты терриконов, иссиня-черный провал, лиловые от длинных теней фьельды.

Рядом, за сеткой промышленного ограждения, белеет лунный ландшафт строительной площадки. Раньше на этом месте возвышалась старинная ратуша. Весной 2019 года ее снесли. Из-за габаритов и кирпичной кладки, которую невозможно было воссоздать в другом месте, переносить здание не стали.

Уходило оно величественно и долго. Одной из последних исчезла лестница. Несколько месяцев острый штопор ее ступеней ввинчивался в низкое скандинавское небо…

ПРЕЦЕДЕНТЫ
Переехавшие

История XX века знает немало случаев переноса отдельных зданий и других объектов с места на место. Одной из крупнейших инженерно-археологических операций в мире стало перемещение храмов Абу-Симбела в Египте в 1960-е годы в связи со строительством Асуанского гидроузла. Рекордную дистанцию преодолел Лондонский мост, переехавший в 1969 году непосредственно из Лондона, с Темзы, в Лейк-Хавасу-Сити (Аризона, США), на реку Колорадо. Переезжали и целые города.

Хиббинг (Миннесота, США), 1919–1921. Был перенесен на 3 км к югу из-за разработки месторождения железной руды.

Хилл (Нью-Гэмпшир, США), 1941. Переместился на более высокий уровень из-за строительства плотины Франклин-Фолс на реке Пемиджевассет.

Ставрополь (нынешний Тольятти, СССР), 1953–1955. При строительстве Куйбышевской ГЭС попал в зону затопления и был почти полностью перенесен на новое место.

Таллангатта (Виктория, Австралия), 1956. Перебралась на 8 км к западу из-за строительства плотины на реке Муррей.

В Новой Кируне

Новая ратуша — «Кристалл» — круглое белое здание футуристического вида. Оно выкатывается мне навстречу при подъезде к Новой Кируне, куда я добираюсь на автобусе из старого центра. «Кристалл» поблескивает алюминиевыми вставками, сияет итальянским гранитом: на строительство ушло 56 миллионов евро.

Рабочий момент: шагающий город

Проектировало ратушу датское бюро Henning Larsen. Изнутри она представляет собой сложную композицию из двух архитектурных объемов. Золотистый параллелепипед вписан в широкое внешнее кольцо. Несмотря на всю свою футуристичность, ратуша не лишена национального колорита. Один из побывавших в Новой Кируне американских журналистов остроумно сравнил эту конструкцию с «бруском картофеля, завернутым в ломтик копченого лосося».

В кафе на первом этаже меня встречает специальный советник по вопросам урбанистической трансформации Леннарт Лантто. Более 15 лет он проработал в муниципалитете на позиции культурного секретаря. Леннарт с готовностью протягивает мне руку, и я внезапно замечаю, что подушечки его пальцев окрашены в темно-синий цвет.

— Э-э-э, — неожиданно смущается Лантто, — я тут чернику собирал. Выясняется, что этот немолодой уже в общем-то человек 66 лет специально прервал свой отпуск, чтобы показать мне «Кристалл».

От старой ратуши новой достались в наследство… дверные ручки в виде двух саамских магических барабанов — в знак преемственности и на удачу. С крыши бывшего здания муниципалитета в Новую Кируну также перенесли и установили почти вплотную к «Кристаллу» продолговатую металлическую башню с часами и стилизованными фигурками.

— Два горняка, орлы, олени и волк, — перечисляет Лантто, вглядываясь в темнеющие на фоне неба силуэты.

Вскоре рядом с башней появится главная городская площадь. К 2021 году вокруг нее вырастут первые дома: отель, библиотека, культурный центр. Пока же в Новой Кируне пусто. Тем не менее уже сейчас это своеобразное место силы. О нем думают, мечтают и спорят.

Если все пойдет как задумывается, то к 2033 году будет завершено возведение этого «умного» города. Застройку в новом центре сделают более плотной, чем в старом городе. Новую Кируну лучше адаптируют к условиям субарктического климата, заранее смоделировав ветровые нагрузки и рассчитав, при каких условиях здания будут эффективнее всего защищены от воздушных потоков. Дома разместят с учетом силы ветра и угла солнца над горизонтом, чтобы снизить необходимость обогрева и кондиционирования помещений. Тепловые потери зданий максимально уменьшат. Их наружные конструкции сделают по возможности воздухонепроницаемыми.

Из старого центра в новый перенесут не только отдельные здания, но даже деревья: в условиях Арктики озеленение с нуля может растянуться на годы.

В современном обществе, где активистка Грета Тунберг выходит протестовать к зданию парламента, а участники движения Fridays for Future требуют для подростков «нового будущего», запрос на такой, «зеленый», подход очень высок. Архитекторы сумели на него отреагировать.

— Приезжайте к нам лет через пять, — советует Леннарт. На прощание он тепло мне улыбается и торопится во фьельды — собирать морошку.

Рабочий момент: шагающий город

ОРИЕНТИРОВКА НА МЕСТНОСТИ
Швеция, Кируна

Площадь Кируны 16,53 км²
Население 23 000 чел.
Плотность населения 1391 чел/км²

Площадь Швеции 450 295 км² (55-е место в мире)
Население 10 313 000 чел. (88-е место)
Плотность населения 23 чел/км²
ВВП ~ 563 млрд долл. (23-е место)

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ Церковь Кируны (1909–1912) — одно из самых больших деревянных зданий Швеции, Музей саамских ремесел Самегорден, ледяной отель в Юккасъярви.
ТРАДИЦИОННЫЕ БЛЮДА фрикадельки с брусничным вареньем, бутерброды с креветками, маринованная сельдь, семлы — булочки с миндальной пастой и взбитыми сливками.
ТРАДИЦИОННЫЕ НАПИТКИ пиво, рождественский глёгг.
СУВЕНИРЫ сосиски из сушеной оленины, морошковое варенье, поделки с символикой саамов, вязаные шерстяные изделия.

РАССТОЯНИЕ от Москвы до Кируны ~ 1610 км (от 3,5 часа в полете без учета пересадок)
ВРЕМЯ отстает от московского на час летом, на 2 часа зимой
ВИЗА «шенген»
ВАЛЮТА шведская крона (10 SEK ~ 1,05 USD)

LAIF (X5) / VOSTOCK PHOTO, HEMIS (X2) / LEGION-MEDIA, ROBERT HARDING

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.